На сайте ведутся работы! Некоторые функции могут быть недоступны! Приносим свои изменения за доставленные неудобства!

Мы в VK

Мы в Google+

Мы в Twitter

Решение во множественном числе

Контекст

 

Новое мышление: перед журналистами Трамп заявил, что не настаивает на решении двух государств
Фото: Беньямин Нетаньяху, Facebook

С середины февраля американское правительство не считает решение двух государств единственной альтернативой в решении конфликта между израильтянами и палестинцами. Хороший подход, потому что в концепции есть свои сложности. Анализ Даниэля Фрика.

Этот олух в Вашингтоне снова дал о себе знать: ни с того ни с сего президент Трамп в середине февраля подверг сомнению утвержденные модели мышления. В присутствии главы израильского правительства Беньямина Нетаньяху он заявил, что решение двух государств не является больше единственной альтернативой в улаживании конфликта между израильтянами и палестинцами. Оно - одна из равнозначных возможностей, например, решения одного государства; какое решение приемлемо для региона, решат участники на местах.

При этом решение двух государств долгие годы считалось неприкосновенной доктриной и признаком всеобъемлющего мира: как же иначе дать палестинцам справедливость и освобождение? Большинство журналистов с большим удовольствием придерживаются этой идеи; поэтому потребовалось некоторое мужество, чтобы сообщить своей публике новый подход Трампа. При этом они ведут себя как родители, которые вдруг поняли, что их детям не нравится музыка, под которую они только что танцевали.

При таком подходе вряд ли зародится мысль, что в идеях Трампа есть нечто разумное. ZDF в «Heute Journal» упрекнул Трампа в том, что он от участников требует ответственности. Корреспондент Никола Альбрехт назвал «бесцельным» его требование мыслительного процесса, исход которого неизвестен. А когда ведущий Кристиан Сиверс говорит, что решение двух государств «всегда» было основой международного сообщества, оно обретает вневременное значение, которого просто не может быть.

Это подтвердят некоторые факты из прошлого: и хотя план деления ООН 1947 года говорит о еврейском и арабском государстве, но не о палестинском. Арабы этот план отклонили. Резолюции Совета Безопасности ООН, которые сегодня считаются основой для переговоров - номер 242 от 1967 года - ничего не говорят о решении двух государств. Они лишь требуют «прочного мира», не конкретизируя, что это означает. В ходе Ословского процесса в 1990-е тоже ничего не говорилось о том, каким должно быть это решение; его должны определить участники на местах. Даже убитый в 1995 году израильский премьер Ицхак Рабин - которого сегодня представляют сторонником решения двух государств - заявлял, что палестинское сообщество будет «меньше государства».

Билл Клинтон был первым американским президентом, который заговорил о решении двух государств в контексте внешней политики США. Конфликт якобы никогда не будет улажен без «суверенного, жизнеспособного палестинского государства», сказал он за две недели до окончания своего президентства в январе 2001. Его преемник Джордж Буш подхватил эту концепцию в 2002 году, тогда об этом заговорили в ООН. «Дорожная карта, ориентированная на результаты», утвержденная в 2003 году назвала это единственной возможной политической парадигмой: порядочные люди требуют решения двух государств, при этом израильские поселенцы его «подрывают».

Оправданные сомнения

Но есть достаточно много оснований для скепсиса в отношении решения двух государств. В первую очередь политика: отдельная история - это провалившиеся переговоры, в последний раз в апреле 2014 года. Кроме того, сами палестинцы далеки от политического единства: в секторе Газа господствует ХАМАС, на Западном берегу - ФАТХ. Не так давно ХАМАС запретила жителям сектора Газа принимать участие в планируемых муниципальных выборах на палестинских территориях. С кем должен вести переговоры Израиль? Не стоит забывать, что палестинский председатель Махмуд Аббас находится на 12 году своего четырехлетнего пребывания на посту. Любое событие натолкнет на вопрос, на каком основании 81-летний политик будет вести переговоры от имени своего народа.

Здесь также стоит упомянуть примечательный опрос. Вашингтонский институт изучения общественного мнения в 2014 году выяснил: 60% палестинцев видят решение двух государств переходным этапом на пути «Возврата всей исторической Палестины от реки до моря». Другими словами: большинству палестинцев важно не само по себе право на самоопределение народа, а устранение государства Израиль.

На это также опирается требование израильского правительства: пока палестинцы не признают Израиль государством еврейского народа, палестинского государства не будет. Кроме того, должна быть гарантирована безопасность Израиля; Израиль будет осуществлять безопасность этого нового образования. Официальная антиизраильская пропаганда палестинцев - стадионы и улицы называют в честь «мучеников» - не дает израильтянам повода быть слишком доверчивыми.

Все дело именно в этой доверчивости: легко в Брюсселе, Стокгольме или Берлине настаивать на решении двух государств. С его последствиями будет справляться местное население.

Множество подходов

С идеями Трампа в игру вступают и другие проекты, которые, во всяком случае, достойны обсуждения. Представитель поселенцев Ишай Фляйшер из Хеврона недавно перечислил их в «New York Times»: Иордания, как собственно Палестинское государство; частичная аннексия Западного берега реки Иордан с автономией для некоторых палестинских городов; и даже обмен населением с другими арабскими странами.

Разумеется, одним из подходов является решение одного государства: в отличие от утверждения Николы Альбрехта, совершенно не известно, потеряет ли в этом случае Израиль свой характер еврейского государства. И хотя при таком решении около двух миллионов палестинцев получат избирательное право в Израиле. Но в виду высокой рождаемости еврейских израильтян и падающей рождаемости среди палестинцев эксперты предполагают стабильное еврейское большинство 60%, а на 2059 даже 70%.

И то, что немецкие журналисты ни с того ни с чего однобокими фактами презентуют зрителям в Германии решение двух государств, как «не имеющее альтернатив», является прискорбным сужением дебатов. В этом никто не может быть заинтересован. Дональд Трамп возбудил множество споров. Но тот, кто ценит культуру открытой дискуссии в связи с креативным подходом в решении проблемы - и решение двух государств не является исключением - сможет найти разумное зерно в том, что Трамп говорит о политике на Ближнем Востоке.

Даниэль Фрик

 

22.02.2017 17:47


Читайте также другие статьи: